Горячая линия бесплатной юридической помощи:
Москва и область:
Москва И МО:
+7(499) 110-93-26 (бесплатно)
Санкт-Петербург и область:
СПб и Лен.область:
+7 (812) 317-74-92 (бесплатно)
Регионы (вся Россия):
8 (800) 550-95-86 (бесплатно)
Шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд
 29.08.2019     0
 

Критерии приемлемости жалобы, подаваемой в Европейский Суд по правам человека


I. ПОНЯТИЕ СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

Согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции перед обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека заявитель должен исчерпать внутригосударственные (внутренние) средства правовой защиты от соответствующего нарушения.

Исчерпанием внутригосударственного средства правовой защиты от нарушения права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней, считается обращение к государственным органам (должностным лицам), которые как теоретически, так и практически могут:

  • принять обязательное для других решение о том, что это нарушение имело место,
  • принять меры, которые исправляют это нарушение или неминуемо приводят к его исправлению, в том числе, в необходимых случаях
  • принять решение о выплате лицу справедливой компенсации за это нарушение.

Способность принять решение о том, что нарушение права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней, имело место, не означает, что государственный орган обязан принять такое решение в случае обращения к нему за защитой. Обращение к государственному органу считается средством защиты, если этот орган в принципе правомочен и практически может принять такое решение.

При этом речь не идет о способности государственного органа признать нарушение соответствующей статьи Конвенции или Протокола к ней. Государственный орган должен быть способен признать нарушение того права, которое гарантировано этой статьей.

Часто говорят, что средство правовой защиты должно быть доступным и эффективным. Формально это является тавтологией, так как средство правовой защиты является таковым только при условиях его доступности и эффективности.

Доступность средства правовой защиты означает, что лицо практически может прибегнуть к средству защиты права, гарантированного ему Конвенцией или Протоколом к ней. Если возможность обращения за защитой в соответствующие государственные органы только формально провозглашается законом, но практически прибегнуть к ней не представляется возможным, в том числе, если это невозможно на той территории, на которой по закону лицо должно сделать это, или по причине недоступности защиты для определенной категории лиц, к которым относится жертва нарушения, то средство правовой защиты может считаться недоступным.

Эффективность средства правовой защиты предполагает возможность принятия соответствующим государственным органом или государственными органами всей совокупности названных выше решений в отношении предположительно имевшего место нарушения права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней. Такая возможность также должна быть практической, а не только теоретической.

Если в государстве отсутствуют органы, которые в принципе способны констатировать, что соответствующее нарушение имело место, или эти органы не могут исправить нарушение, в том числе в необходимых случаях присудить лицу соответствующую компенсацию, обращение к ним не будет являться средством правовой защиты от нарушения.

II. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СРЕДСТВА ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

Ответ на вопрос о том, какие средства правовой защиты существуют на национальном уровне, зависит от специфики конкретного нарушения.

Часто единственным или по меньшей мере одним из возможных средств правовой защиты является обращение в вышестоящий суд. Однако средством правовой защиты является не обращение в суд как таковое, а такое обращение, которое и теоретически, и практически может привести к признанию и исправлению нарушения.

Более того, даже если обращение в суд представляется средством правовой защиты от соответствующего нарушения, такое обращение должно быть направлено полностью или в части на выявление и исправление именно этого нарушения. Если при обращении в суд заявитель ничего не говорил о соответствующем нарушении (при этом он мог вести речь об иных нарушения прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, либо не гарантированных ими), однако ничто не свидетельствует о том, что такое обращение представляло собой средство правовой защиты от этого нарушения, требование об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты может считаться не соблюденным.

Если лицом, считающим себя жертвой нарушения национальным судом прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, с жалобой на которые он хотел бы обратиться в Европейский Суд по правам человека, был пропущен предусмотренный национальным законом срок на обращение с жалобой на указанные нарушения в национальный суд вышестоящей инстанции, которое представляло собой последнее или единственное внутригосударственное средство правовой защиты от указанных нарушений, однако это лицо обратилось в соответствующий национальный суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока, в результате чего этот срок был восстановлен, а соответствующая жалоба рассмотрена национальным судом по существу и в ее удовлетворении отказано, шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека начнет речь с даты вынесения (получения копии) решения об отказе в удовлетворении этой жалобы.

Например, если Вы полагаете, что судом первой инстанции были допущены нарушения Ваших прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, с жалобой на которые Вы хотели бы обратиться в Европейский Суд по правам человека, и единственным доступным средством правовой защиты от этих нарушений является обращение с жалобой на эти нарушения в суд кассационной инстанции (повторюсь, что это лишь пример), однако Вами по той или иной причине был пропущен предусмотренный законом срок на обращение с жалобой в суд кассационной инстанции, но Вы подали заявление о восстановлении пропущенного срока и оно был удовлетворено, а кассационная жалоба рассмотрена по существу и оставлена без удовлетворения, шестимесячный срок на обращение в ЕСПЧ с жалобой на указанные выше нарушения начнет течь с даты вынесения (получения копии) кассационного определения.

Об этом косвенно свидетельствует, например, Решение Европейского Суда по правам человека по вопросам приемлемости жалобы «Хадисов и Цечоев» (Khadisov and Tsecheyev v. Russia, жалоба N 21519/02) от 15 ноября 2007 года: «Европейский Суд отмечает, что в течение десяти дней на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана жалоба.

Обратите внимание, что подача жалобы в суд, обращение в который не представляет собой внутригосударственного средства правовой защиты, вместо подачи заявления о восстановлении срока на подачу жалобы в суд, обращение в который представляет собой внутригосударственное средство правовой защиты, когда согласно национальному праву и в соответствии с фактическими обстоятельствами дела такое заявление действительно могло быть подано, свидетельствует о неисчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты.

Применительно к приведенному выше примеру это означает, что лицо вместо подачи заявления о восстановлении срока на подачу кассационной жалобы обратилось в суд надзорной инстанции с надзорной жалобой, если обращение с надзорной жалобой не считается внутригосударственным средством правовой защиты (снова повторюсь, что это лишь пример).

Однако если лицо пропустило срок на подачу жалобы в суд, обращение в который представляло собой внутригосударственное средство правовой защиты, и не попыталось восстановить его при наличии такой возможности, но при этом подало жалобу в суд, обращение в который не представляет собой внутригосударственное средство правовой защиты, и эта жалоба была удовлетворена, обжалованное решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в нижестоящий суд, для него вновь открывается возможность исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты, если этот суд вновь предположительно допустит нарушения его прав.

Например, если Вы полагаете, что судом первой инстанции было допущено нарушение Ваших конвенционных прав, обращение с жалобой на эти нарушения представляет собой единственное внутригосударственное средство правовой защиты от этих нарушений, однако Вы не подали кассационную жалобу, а вместо этого подали надзорную жалобу, обращение с которой не считается внутригосударственным средством правовой защиты (снова повторюсь, что это лишь пример), суд надзорной инстанции удовлетворил эту жалобу (если Вам или иному лицу, действующему в Ваших интересах, доступно последовательное обращение с несколькими надзорными жалобами, речь может идти об удовлетворении любой такой жалобы с указанными далее последствиями) и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который, по Вашему мнению, вновь допустил нарушения Ваших прав, с жалобой на которые Вы хотели бы обратиться в ЕСПЧ, на которые, соответственно, может быть подана кассационная жалоба, шестимесячный срок на обращение в Страсбургский Суд начнет течь со дня вынесения (получения копии) кассационного определения, вынесенного по результатам рассмотрения этой жалобы (конечно, при условии, что нарушения не будут признаны и (или) исправлены).

Предлагаем ознакомиться:  Что относится к имущественным правам организации

Если же в приведенном примере в удовлетворении надзорной жалобы было отказано (а если доступно последовательное обращение с несколькими надзорными жалобами, то все они оставлены без удовлетворения), следовательно, заявителем не соблюдено (и уже не может быть соблюдено) требование о необходимости исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты.

Если лицом, считающим себя жертвой нарушения национальным судом прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, с жалобой на которые оно хотело бы обратиться в Европейский Суд по правам человека, был пропущен предусмотренный национальным законом срок на обращение с жалобой на указанные нарушения в национальный суд вышестоящей инстанции, которое представляло собой последнее или единственное внутригосударственное средство правовой защиты от указанных нарушений, это лицо обратилось в соответствующий национальный суд с заявлением о восстановлении пропущенного срока, в удовлетворении которого было отказано (равно как и в жалобах на решение об отказе в восстановлении срока), в результате чего жалоба осталась без рассмотрения, по общему правилу следует прийти к выводу, что им не исчерпаны внутригосударственные средства правовой защиты и, соответственно, жалоба в ЕСПЧ является неприемлемой.

Этот вывод основан на том, что Европейский Суд по правам человека многократно признавал жалобы неприемлемыми по причине вывода о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, когда обращения заявителей к ним не увенчались успехом из-за несоблюдения тех или иных процедурных норм национального права (см.

, например, Решения Европейского Суда по правам человека по вопросам приемлемости жалоб «Агбови против Германии» (Agbovi v. Germany, жалоба N 71759/01) от 25 сентября 2006 года (суд, являвшийся последним средством правовой защиты, не получил целиком факс с жалобой заявителя, а последний не предпринял каких-либо попыток исправить ситуацию в течение предусмотренного для этого месячного срока) и «Реутер против Германии» (Reuther v.

Germany, жалоба N 74789/01) от 05 июня 2003 года (заявитель не оплатил пошлину при обращении к последнему внутригосударственному средству правой защиты, в связи с чем его жалоба была оставлена без рассмотрения)). В частности, несоблюдением национальных норм, касающихся обращения к внутреннему средству правовой защиты от предполагаемого нарушения права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней, считается пропуск срока на обращение к ним (см.

, например, Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Кампанис против Греции» (Kampanis v. Greece, жалоба, N 17977/91) от 13 июля 1995 года (пункт 51), Решение Комиссии по правам человека по вопросам приемлемости жалобы «Яблонски против Польши» (Jablonski v. Poland, жалоба N 33492/96) от 16 апреля 1998 года (пункт 5), Решение Европейского Суда по правам человека по вопросам приемлемости жалобы «Салах Адраки и Дхайм против Испании» (Salah Adraqui and Dhaim v.

Spain, жалоба N 45023/98) от 27 апреля 2000 года). Исключение составляют лишь случаи проявления национальным судом чрезмерного формализма (см., например, mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Совтрансавто Холдинг против Украины» (Sovtransavto Holding v. Ukraine, жалоба N 48553/99) от 25 июля 2002 года (пункт 81)) при исчислении срока на обращение с жалобой в суд вышестоящей инстанции, произвольной, то есть непредсказуемой, интерпретации им закона (см.

, например, mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Врбика против Хорватии» (Vrbica v. Croatia, жалоба N 32540/05) от 01 апреля 2010 года (пункты 52-55)), регулирующего сроки на обращение с жалобой в суд вышестоящей инстанции, а также недостаточной тщательности рассмотрения и (или) отказа предоставить ответы на критические — с точки зрения исчисления срока — аргументы и доказательства стороны разбирательства (см.

, например, mutatis mutandis, Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Дулоранс против Франции» (Dulaurans v. France, жалоба N 34553/97) от 21 марта 2000 года (пункты 35-39), «Кузнецов и другие против России» (Kuznetsov and Others v. Russia, жалоба N 184/02) от 11 января 2007 года (пункты 82-85) и «Пронина против Украины» (Pronina v. Ukraine, жалоба N 63566/00) от 18 июля 2006 года (пункты 23-25)).

V. ОБРАЩЕНИЕ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ КАК СПОРНОЕ СРЕДСТВО ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

Критерии приемлемости жалобы, подаваемой в Европейский Суд по правам человека

Несмотря на то, что определение доступных лицу средств правовой защиты зависит от конкретного нарушения, можно сказать, какие способы защиты от нарушений, доступные в соответствии с законодательством Российской Федерации, не признаются Европейским Судом по правам человека средствами правовой защиты в смысле статьи 35 Конвенции.

Предусмотренная АПК РФ в редакции, действовавшей до 06 августа 2014 года, процедура пересмотра решений в порядке надзора признавалась Европейским Судом по правам человека средством правовой защиты в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции в Решении по вопросам приемлемости жалобы «Ковалева против России» (Kovaleva v.

Russia, N 6025/09) от 25 июня 2009 года. Европейский Суд по правам человека пришел к такому выводу, указав, что АПК РФ предусматривает только одну надзорную инстанцию — ВАС РФ, позволяет обращаться с жалобой только сторонам и ряду других лиц, затронутых судебным актом, позволяет делать это только в течение 3 месяцев при условии исчерпания остальных средств защиты, предусмотренных АПК РФ, наконец, процедура рассмотрения жалобы (заявления), в том числе соответствующие сроки, а также основания отмены решений четко прописаны.

О ситуации, которая имеет место, начиная с 06 августа 2014 года, написано выше.

Мне не известно ни одного решения Европейского Суда по правам человека в отношении России, в котором он указал бы, что обращение в Конституционный Суд РФ ни при каких условиях не может являться средством правовой защиты в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции. Однако о решениях, свидетельствующих, что обращение в Конституционный Суд РФ является средством правовой защиты хотя бы в каких-то отдельных случаях и, соответственно, обращение в него является условием подачи жалобы в Европейский Суд по правам человека, а шестимесячный срок на обращение с ней может исчисляться с даты принятия решения по поданной в него жалобе Конституционным Судом РФ, мне также ничего неизвестно.

«37. В своих замечаниях по существу жалобы власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты. Он подал жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации, что завершилось вынесением 22 марта 2005 г. постановления N 4-П в пользу заявителя.

38. Европейский Суд отмечает, что возражение властей Российской Федерации можно истолковать двумя путями: во-первых, как указание на то, что жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации являлась эффективным средством правовой защиты, подлежащим использованию, и, во-вторых, как предположение, что постановление Конституционного Суда Российской Федерации открывало перед заявителем новые правовые возможности, которые не существовали ранее.

Так или иначе, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации первый раз выдвинули это возражение в своих дополнительных замечаниях по существу дела от 14 сентября 2006 г. после вынесения решения о приемлемости жалобы. При таких обстоятельствах первый вопрос, на который следует ответить, заключается в том, лишены ли власти Российской Федерации возможности выдвигать такое возражение». (В переводе журнала «Российская хроника Европейского Суда». N 2 за 2008 год.)

Страсбургский Суд ответил отрицательно на поставленный им вопрос, то есть пришел к выводу, что власти Российской Федерации не заявили указанное возражение в положенный срок. По этой причине вопрос о том, является ли обращение в Конституционный Суд РФ эффективным средством правовой защиты хотя бы в некоторых случаях, остался открытым.

Предлагаем ознакомиться:  Регистрация недвижимости по свидетельству о праве на наследство

Однако следует сказать, что средство правовой защиты должно обладать целым рядом признаков, изложенных выше на этой странице. И зачастую обращение в Конституционный Суд РФ, вероятно, не будет соответствовать всем необходимым требованиям. Но я не стал бы категорически заявлять, что обращение в Конституционный Суд РФ ни при каких обстоятельствах не может быть признано Европейским Судом по правам человека средством правовой защиты в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции.

Это означает, что я рекомендовал бы заявителям при определении шестимесячного срока на подачу жалобы в Европейский Суд по правам человека не принимать во внимание возможность обращения в Конституционный Суд РФ, рассматривая данное предполагаемое средство правовой защиты в качестве спорного. Конечно, в случае, когда шестимесячный срок на подачу жалобы в Европейский Суд по правам человека, исчисленный без учета возможности обращения в Конституционный Суд РФ, со всей очевидностью пропущен, ситуация иная.

Иногда вопрос о защите разных нарушений одного или нескольких прав может быть поставлен в рамках одного обращения в один государственный орган. Например, подача жалобы в суд апелляционной или кассационной инстанции (в зависимости от ситуации) на допущенные судом первой инстанции нарушения права собственности, которое гарантировано статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, и права на справедливое судебное разбирательство спора о гражданских правах и обязанностях, которое гарантировано статьей 6 Конвенции, является, по общему правилу, средством правовой защиты от предполагаемых нарушений и того, и другого права.

Однако часто лицо с целью защиты от различных нарушений принадлежащих ему прав вынуждено обращаться в разные государственные органы, либо же в один и тот же орган, но в разное время и с разными жалобами (заявлениями и т.п.). Например, если в отношении лица в нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции было принято решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, то по общему правилу средством правовой защиты от этого нарушения будет обращение в суд кассационной инстанции с соответствующей жалобой.

На это лицу по российскому уголовно-процессуальному законодательству предоставляется всего 3 суток. Если же по истечение некоторого времени тот же суд неправомерно примет решение о продлении избранной ранее меры пресечения, то средством защиты от этого нового нарушения того же самого права, гарантированного пунктом 1 статьи 5 Конвенции, будет также обращение с жалобой в тот же суд кассационной инстанции и тоже в течение 3 суток.

Однако очевидно, что речь идет о двух разных жалобах, каждая из которых может быть подана только в строго определенный период времени. Безусловно, при условии соблюдения правила о шестимесячном сроке в отношении обоих названных нарушений на них может быть подана одна жалоба в Европейский Суд по правам человека, однако средства правовой защиты от указанных нарушений исчерпываются отдельно.

Теоретически возможно обоснование наличия так называемой «особой ситуации» («special circumstances»), свидетельствующей о том, что он должен был прерваться на определенное время или не начать течь сразу. Так, в своем решении от 17 мая 1984 года по делу «K. против Ирландии» (K. v. Ireland, жалоба N 10416/83) Комиссия по правам человека (ныне не действующий конвенционный орган, практика которого сохраняет свое значение для Европейского Суда по правам человека) рассмотрела по существу утверждения заявителя о том, что его нахождение на психиатрическом лечении, длительное состояние депрессии, головные боли, бессонница, потеря ориентации и ряд других обстоятельств свидетельствовали о том, что шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека должен был прерваться на время нахождения его в таком состоянии.

Заявителем также были представлены медицинские справки, свидетельствующие о наличии у него посттравматического стрессового расстройства. Комиссия пришла к выводу, что заявитель вполне мог обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека в предусмотренный для этого срок, приняв во внимание, в частности, что жалоба была фактически подана на 38-день объявленной им голодовки, когда его состояние, если согласиться с утверждениями заявителя, должно было быть еще хуже, чем в предшествующие месяцы, а также тот факт, что указанные проблемы не помешали заявителю несколько раз обратиться в национальные суды в течение шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд.

Однако данный пример показывает, что по меньшей мере теоретически заявление о наличии «особых обстоятельств» может быть рассмотрено по существу. Схожие утверждения заявителя были рассмотрены Комиссией в рамках дела «X. против Австрии» (X. v. Austria, жалоба N 6317/73), что отражено в ее решении от 10 июля 1975 года.

По данному делу Комиссия также пришла к выводу, что состояние здоровья заявителя не свидетельствовало о необходимости иного исчисления шестимесячного срока, особенно учитывая то обстоятельство, что им не была представлена соответствующая медицинская документация, на что особо было обращено его внимание после подачи им жалобы.

В решении по делу «Робертс против Соединенного Королевства» (Roberts v. the United Kingdom, жалоба N 30237/96) Комиссия также отказалась удовлетворить просьбу заявителя об ином исчислении шестимесячного срока, указав, что в рамках шестимесячного срока он встречался со своим адвокатом, находясь в больнице, и вполне мог поручить ему обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека.

Наконец, своим решением по делу «H. против Соединенного Королевства и Ирландии» (H. v. the United Kingdom and Ireland, жалоба N 9833/82) от 07 марта 1985 года Комиссия признала, что состояние здоровья заявительницы позволяет прийти к выводу, что в течение некоторого времени шестимесячный срок действительно не начал течь, однако в результате все равно указала, что состояние здоровья заявительницы не свидетельствовало о том, что указанный срок не начал течь в течение почти двух лет, по истечение которых была подана жалоба.

39. Генеральный секретарь Совета Европы.

Функции
Генерального секретаря в отношении
Европейской конвенции о защите прав
человека и основных свобод можно
подразделить на две категории. 1) функция
административного характера

Например:
Ратификационные грамоты подолежат
сдаче и хранению у Генерального секретаря
Совета Европы, который должен уведомлять
все государства-члены о вступлении
конвенции в силу, о ратификации ее и о
сдаче ратификационных грамот и о
денонсации. Любое государство – участник,
решившее воспользоваться своим правом
во время войны или иного чрезвычайного
положения, угрожающего жизни нации,
отступить в той или иной степени от
своих обязательств по Конвенции, должно
информировать в полном объеме Генерального
секретаря о введенных им мерах и о
причинах их принятия.

Предлагаем ознакомиться:  Свидетельство на право наследования по закону

2)
функция по наблюдению за эффективным
осуществлением государствами своих
договорных обязательств.

В
международном праве существует несколько
примеров схожих процедур, при которых
государства несут обязанность
представления докладов, с тем, чтобы
дать возможность произвести оценку
соблюдения государством своих
обязательств. Подобная система, иначе
называемая процедурой представления
докладов, может являться эффективным
средством международного контроля,
особенно в области межгосударственного
сотрудничества по защите и поощрению
прав и свобод человека.

В
связи с тем, что государства порой крайне
неохотно и нерешительно пользуются
предоставленным им правом подавать
жалобу на нарушение договорных
обязательств другим государством 132,
может образоваться определенный разрыв
в цепи контрольного механизма по тому
или иному международному договору.

Ликвидировать подобный разрыв может
как раз процедура представления докладов,
аналогичная той, что предусмотрена
статьей 57 Конвенции. Связано это с тем,
что инициатива в данном случае будет
исходить от международного органа, а
не зависеть от решения государства,
руководствующегося, как правило,
соображениями политического характера.

Представляется,
что существование процедуры представления
докладов, наряду с процедурой подачи
петиций, имеет крайне важное значение.
Именно ввиду отличия характера механизма
подачи петиций от характера процедуры
представления докладов последняя может
значительно повысить эффективность
международного контроля в ряде аспектов.

Во-первых,
посредством процедуры представления
докладов удается держать под контролем
все государства одной системы одновременно,
в то время как при помощи механизма
петиций изучаются действие или бездействие
лишь одного государства.

Во-вторых,
возможность сравнения позволяет получить
более целостную и сбалансированную
картину состояния дел в области
имплементации конкретного договора в
рамках целой группы государств-участников.
Это, в свою очередь, облегчает возможность
принятия мер для улучшения ситуации с
соблюдением прав человека.

В-третьих,
при данной форме контроля предметом
изучения может стать вопрос о соблюдении
всех положений договора одновременно,
в то время как при процедуре подачи
петиций рассматривается возможное
нарушение одного, от силы нескольких,
положений договора.

В-четвертых,
не исключена ситуация, когда в течение
длительного периода одно или несколько
государств «выпадают» из сферы действия
процедуры подачи жалоб (не сделано
заявление о признании соответствующей
компетенции контрольных органов, частные
лица в силу ряда причин не подают петиции
и так далее).

В такой ситуации у контрольных
органов отсутствует представление о
ситуации с соблюдением прав человека
в этих государствах. Исправить подобное
положение может именно процедура
представления докладов. Вместе с тем,
данное замечание более не относится к
Европейской конвенции о правах человека,
так как после реформы контрольного
механизма частные лица получили право
обращаться в Европейский Суд напрямую,
для чего уже нет необходимости дожидаться
заявлений государств-участников.

В-пятых,
такая процедура более адаптирована к
особенностям правовых систем различных
государств.

Все
вышеперечисленные соображения необходимо
учитывать при оценке важности выполнения
Генеральным секретарем своих обязанностей
по статье 52 Конвенции.

В
любом случае, Генеральный секретарь
Совета Европы имеет право запрашивать
от государств-участников разъяснения
того, каким образом они осуществляют
имплементацию положений Конвенции в
своем внутреннем праве. В свою очередь,
государства-участники обязаны предоставить
Генеральному секретарю такую информацию.

Генеральный
секретарь по своему усмотрению определяет
время, а также периодичность представления
докладов, а соответствующие запросы
могут относиться к одному, нескольким
или всем положениям Европейской
конвенции. Например, в 1964 году
государствам-участникам было предложено
проинформировать Генерального секретаря
о выполнении ими своих обязательств по
всем правам и свободам, перечисленным
в Европейской конвенции и Протоколе №
1 к ней.

В 1970 году запрос Генерального
секретаря касался только части 5 статьи
5 Конвенции, а в 1975 году информация
запрашивалась по статьям 8,9,10 и 11. В
последнем случае Генеральный секретарь,
правда, оставляет за собой право
запрашивать дополнительную информацию
по некоторым вопросам в связи с докладами,
представленными ему государствами.

До
сих пор запросы направлялись всем
государствам сразу (циркулярно).
Представляется, что и в будущем
целесообразно сохранить подобную
практику ввиду ряда причин.

Во-первых,
избирательность в данном вопросе может
быть истолкована государством как
недоброжелательный акт со стороны
Генерального секретаря.

Во-вторых,
в случае направления запроса только
одному или же нескольким государствам
будут “сведены на нет” описанные выше
преимущества системы представления
докладов. Возможно, подобная практика
оправдана только в случае, если в
какой-либо одной или в нескольких странах
имеют место грубые и массовые нарушения
прав человека.

Практика
дала также ответ на вопрос о том, какие
последствия имеют сам факт представления
докладов государствами-участниками, а
также производный от этого возможный
факт обнаружения нарушения обязательств
по Европейской конвенции. Генеральный
секретарь компонует представленные
ему ответы государств в единый документ,
который он затем направляет
государствам-участникам Конвенции и
Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Важен
принцип: ответы государств публикуются.
И если доклад государства свидетельствует
о нарушении им своих обязательство по
Европейской конвенции, оно может стать
объектом критики со стороны других
государств-участников Конвенции,
Парламентской Ассамблеи, а также
общественного мнения. Посредством
подобной процедуры, конечно, нельзя
положить конец грубым нарушениям прав
человека.

К тому же, в отличие от процедуры
рассмотрения докладов, например, по
Международному пакту о гражданских и
политических правах или Конвенции
против пыток, Европейская конвенция не
предусматривает последующий анализ
представленных Генеральному секретарю
докладов независимым экспертным органом,
что существенно снижает эффективность
данной процедуры.

Кроме
того, Генеральный секретарь не наделен
полномочием передавать дело о выявленном
при помощи представленного доклада
нарушении Конвенции посредством петиции
в Европейский Суд по правам человека.
Наделение его таким правом, безусловно,
повысило бы эффективность рассматриваемой
процедуры.

В
нынешних условиях выявленное в связи
с представленным докладом нарушение
Конвенции может стать предметом
разбирательства в рамках страсбургского
контрольного механизма лишь в том
случае, если одно или несколько государств
изъявят готовность (на основе информации,
полученной благодаря процедуре по
статье 52) воспользоваться своим правом
по статье 33 Конвенции (жалоба одного
государства на другое). При этом жалоба
должна удовлетворять критериям
приемлемости, перечисленным в статье
35 Европейской конвенции.

Генеральный
секретарь в принципе может, по своей
инициативе, в случае выявления серьезного
нарушения положений Конвенции обратиться
к Комитету Министров Совета Европы на
предмет принятия мер по статье 8 Устава
организации (приостановление членства
государства в Совете Европы или же его
исключение из организации). Но до
сегодняшнего дня Генеральный секретарь
ни разу не предпринимал никаких
последующих действий по своим запросам.

Представляется,
что новый импульс такой форме контроля
докладов придаст присоединение к
Европейской конвенции новых государств,
таких как Россия, государств Центральной
и Восточной Европы. Однако уже сейчас
пришло время для критического осмысления
опыта применения данной процедуры и
внесения ряда изменений в текст Конвенции
и практику имплементации ее статьи 52.

В частности, следует дополнить практику
представления докладов по Конвенции
механизмом анализа этих докладов
независимым экспертным органом. Думается,
что подобное изменение 134 способно
повысить эффективность самой процедуры,
а также повлияет на то, что государства
будут более ответственно подходить к
своим обязательствам по статье 52 135.

135
К сожалению, не все государства
приветствуют усилия Генерального
секретаря в этом вопросе. К примеру, в
1983 году сразу три государства (Германия,
Исландия и Мальта) отказались представлять
ответы на запрос Генерального секретаря.


Об авторе: admin4ik

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector